Как в Казахстане страдают от кибербуллинга

Источник фото: pixabay.com

Общественники в Казахстане бьют тревогу о ситуации по защите прав детей и подростков в интернете.

Особенно эта проблема обострилась в период пандемии и в условиях дистанционного обучения, считают они.

*1 сентября президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев назвал приоритетными меры по защите прав человека, отметив необходимость защиты права детей, в том числе от кибер-буллинга. 4 сентября в службе центральных коммуникаций в столице Казахстана прошел онлайн-брифинг с уч

Корреспондент «Ферганы» поговорил с этими экспертами и выяснил, как в Казахстане борются с интернет-травлей, и как на самом деле надо бы бороться.

Что такое буллинг и цифровая грамотность казахстанских родителей

Буллинг (от английского bullying — «запугивание», «издевательство», «травля»), а кибербуллинг — это запугивание и травля уже с использованием цифровых технологий. И, как правило, в интернете. По классификации детского фонда ООН ЮНИСЕФ, к кибербуллингу относятся: распространение ложной информации или размещение непристойных фотографий кого-либо в социальных сетях, отправка оскорбляющих сообщений или угроз через платформы обмена сообщениями, выдача себя за другое лицо и отправка непристойных сообщений от его имени.

По последним данным ЮНИСЕФ, 79% казахстанских детей сталкивались с систематической травлей и унижением в семье или учебных заведениях. Как сообщает председатель правления Международной организации «Expo & Women» Лязят Аскарова, каждый пятый подросток становится жертвой буллинга ежемесячно. «Буллинг пошел в казахоязычную среду, которая раньше казалась защищена. В маленьком городе Арыс вовремя задержали человека, который создал группу в Telegram и склонял детей к суицидальному поведению. Мошенники разрабатывают все новые опасные игры, такие как «50 шагов до рая», и через интернет пытаются завлечь наших детей обманным путем», — выражает тревогу Лязят Аскарова. По ее словам, в силу своей цифровой безграмотности родители и педагоги зачастую даже не подозревают, чем занимаются в интернет-пространстве их дети.

Ученая-юрист, эксперт по правам человека и защите детей от насилия, буллинга и кибербуллинга Халида Ажигулова обращает внимание на особую опасность кибербуллинга для лиц со слабой психикой и в качестве примера говорит о нашумевшей в России игры «Синий кит». «Такие группы сейчас существуют и в Telegram и других соцсетях, где детей подталкивают к совершению преступлений. У нас есть статистика по суициду, но нет статистики по доведению до самоубийства в результате буллинга и кибербуллинга. Это важная проблема, на которую должно обратить внимание МВД, МОН и совместно вести статистику. Но нельзя ждать статистику, надо уже сейчас вести профилактику», — призывает Ажигулова.

Эксперт советует перенять международный опыт борьбы с буллингом, в частности, Великобритании. «В Британии полиция открыто сотрудничает с общественными организациями, выпускает листовки, поясняющие, что делать, если вы подверглись кибербуллингу», — говорит Ажигулова.

Стыд сильнее травли

Однако главная проблема в том, что подавляющее большинство родителей отказываются обращаться в полицию, сообщает президент ОЮЛ «Интернет Ассоциация Казахстана» Шавкат Сабиров. «Родители умоляют не обращаться в правоохранительные органы в случае кибербуллинга или, например, в случае, когда девочку-подростка засняли обманным путем на видео и стали шантажировать родителей, вымогая деньги, или когда, изображение девочки неприличного характера выкладывают на сайте проституток. Во всех этих случаях родители сами отказываются (обращаться в полицию). И даже, если будет миллион статей уголовного кодекса, пока у населения не будет доверия к правоохранительным органам, пока родители сами не будут обращаться, ничего не изменится», — настаивает Сабиров.

Он также считает, что опыт Великобритании не совсем подходит Казахстану с учетом восточных традиций. «Вы представьте, в ауле в Туркестане семью, которая подверглась насилию или стала связана с интимными фотографиями. Это же все. Это не жизнь, ни в ауле, ни в Туркестане. И по нашим случаям все просили не обращаться в правоохранительные органы. Поэтому среди вопросов, по которым к нам обращаются, вопрос конфиденциальности всегда выходит на первый план», — сетует Сабиров. По его данным, среди детей, подвергающихся насилию и кибербуллингу, более 70% девочки. «Они больше подвержены травле, чем мальчики», — добавляет Сабиров.

Не только дети, но и девушки, и гомосексуалисты

Эксперты сходятся во мнении, что и среди взрослых больше от буллинга страдают женщины. Халида Ажигулова называет буллинг одной из форм насилия. «К сожалению, у нас в Казахстане есть культ насилия в отношении слабых. В эту категорию попадают и женщины. Они подвергаются сексуальным домогательствам и буллингу, даже, если становятся жертвами. Например, если женщина, став жертвой насилия, открыто напишет об этом в Сети, то найдутся люди, которые будут писать уничижительные комменты в духе «сама виновата, нечего было так одеваться» и так далее. В прошлом году, когда расследовали дело жертвы изнасилования в поезде, ряд мужчин, среди которых были даже адвокаты и ученые, писали, что «сама дала повод». Подобные комментарий — тоже вид кибербуллинга, потому что они заранее направлены на психологическую атаку пострадавшей девушки. И в итоге другие девушки, которые также стали жертвами насилия, видя травлю в интернете, побоятся рассказать свою историю. К сожалению, таких примеров много», — констатирует ученая-юрист.

Зачастую буллингу, в том числе и в интернете, подвергаются представители меньшинств. Например, сексуальные меньшинства, которых, по словам собеседницы «Ферганы» и государство никак не защищает. «У государства позиция — игнорировать, так как оно боится, не готово к этой теме. Государство в лице чиновников трусит перед существованием таких людей. Среди чиновников тоже есть представители ЛГБТ-сообщества. Но когда они работают в этой системе, то скрываются от этой темы и, тем более, защищать их от буллинга никто не намерен», — с сожалением отмечает фемактивистка Лейла Махмудова.

К этому дню никакой конкретной защиты ЛГБТ от кибербуллинга в Казахстане нет, приговаривает Лейла. «Все наоборот — если представители ЛГБТ приходят в полицию с заявлением, то сами полицейские могут подвергнуть буллингу, унизив, оскорбив, злорадствуя, что им так и нужно. У государства позиция — защита не ЛГБТ, а от представителей ЛГБТ», — подчеркивает Лейла.

Какой выход?

Лязят Аскарова считает, что для защиты детей от буллинга «нужны идеи, способные изменить атмосферу вседозволенности, которая провоцирует бесцеремонные высказывания». «Необходимо менять нормы и общепринятые порядки поведения на различных интернет-ресурсах, воспитывать особую виртуальную культуру поведения. Нужны информационно-разъяснительные работы по правовой грамотности, нужно ужесточать законы за преступление в отношении детей», — заключает Лязят Аскарова.

Шавкат Сабиров предлагает внедрить кнопку SOS в мобильные телефоны детей, чтобы ребенок в критической ситуации мог подать сигнал родителям. «Однако любые наши инициативы невозможны без мер поддержки государства. Здесь государство должно повернуться к нам лицом. оно должно понимать, что борьба с кибербуллингом — в первую очередь профилактическая мера. А профилактику проще проводить через общественные организации. Нам нужна государственная программа по защите в интернете. Нужно больше вешать билборды не только о масках, санитайзерах, но и информацию об угрозах в Сети. Маски и санитайзеры нужны и в киберпространстве», — замечает Сабиров.

Халида Ажигулова подчеркивает, что очень многое в вопросе защиты от кибербуллинга зависит от родителей и от школ, где могут вовремя обратить внимание на изменение поведения детей, на симптомы, когда ребенок подвергается буллингу или кибербуллингу. «Родителям важно знать эти симптомы. Важно доверие между родителями и детьми, чтобы дети не боялись сообщать им о чем-то подозрительном. А наиболее эффективный способ борьбы с кибербуллингом — правовое просвещение. Я давно предлагаю включить курс по правам человека в обязательную программу для школьников, начиная с первого класса. Любые виды кибербуллинга, оскорбление, унижение чести и достоинства, все идет от того, что дети и взрослые не изучали важные принципы уважения чести достоинства. Все начинается из семьи. Если родители оскорбляют людей других национальностей, то их ребенок слушает это и впитывает», — предупреждает Халида Ажигулова.

«Нам нужно менять менталитет, воспитывать нулевую терпимость к любым видам насилия. а буллинг и кибербуллинг это психологический вид насилия, который может привести к доведению до самоубийства», — предостерегает Халида Ажигулова.

Она разработала антибуллинговые инструменты для школ. «Их внедрение поможет школам как создать безопасную инклюзивную среду, так и идентифицировать буллеров и реагировать на инциденты буллинга. В Британии, когда ребенок идет в школу, родители получают памятку о поведении в случае буллинга и кибербуллинга. Также родителей предупреждают, что если их ребенок совершил буллинг, кого-то намеренно оскорбил, унизил, то данный факт заносится в личное дело ребенка и сохраняется на протяжении всей школьной жизни ребенка. Поэтому родители понимают, что, если они не хотят, чтобы их ребенок носил клеймо буллера, расиста, они свое поведение корректируют, следят за собой, не высказывают ли они что-то оскорбительное в отношении людей другой веры или национальности и объясняют это же своему ребенку», — рассказывает Халида Ажигулова.

Она также добавляет, что в Казахстане пока нет статей в уголовном и административном кодексе о наказании за психологическое насилие и виды кибербуллинга. Однако есть уголовная ответственность за оскорбления, распространение интимных фотографий в интернете, а также административная ответственность за клевету. Но пока правоприменительная практика в этом направлении в стране не развита.

От себя добавим, что есть еще хотя бы статья 17 в Конституции Казахстана, которая гласит:

«Достоинство человека неприкосновенно. Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию».
 

Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript

Сегодня в ТОПе