Паралимпийская спортсменка из Казахстана снялась для Playboy

Источник фото: © Nora Erdmann Fotografie

26-летнюю уроженку из Казахстана пловчиху Елену Кравцову журнал Playboy пригласил спортсменку украсить обложку очередного номера. Елена стала первой в мире паралимпийской спортсменкой, которая снялась в откровенной фотосессии для этого журнала.

Сейчас Елена - известная немецкая пловчиха, одно из главных ее достижений - серебряная медаль Паралимпийских игр 2012 года. 

- Я не могла упустить эту возможность. Два дня съемок были великолепны. Я всегда хотела попробовать себя в качестве профессиональной модели, и я сделала это. Я получила много удовольствия. Конечно, был ажиотаж – некоторых это шокировало, но должна сказать, что я была приятно удивлена великолепными отзывами и множеством комплиментов, - сказала Елена Кравцова в интервью The Sun.

thesun.co.uk

- Я родилась в Казахстане, в ауле Мерген — это на границе с Кыргызстаном. Когда мне было семь лет, мы переехали в Россию, в Воронеж. А оттуда, спустя еще три года — в Германию. Моя бабушка с папиной стороны — этническая немка. Иногда были разговоры о том, что она знает немецкий, но дома мы всегда говорили по-русски.

Меня часто спрашивают, кем я себя считаю — русской или немкой. Мой сегодняшний образ жизни, мои взгляды — европейские. Но в душе и по своему менталитету я русская. Но не русская из России, а русская из Казахстана, там люди все-таки другие — скромнее, вежливее, строже воспитаны, - рассказывала Елена в интервью изданию «Живой Берлин».

Моя болезнь называется макулодистрофия. Когда мне было семь лет, взрослые обратили внимание на то, что я щурюсь, глядя на школьную доску. Зрение начало садится, и к 18 годам осталось только 6 процентов. У меня умер главный нерв, который отвечает за четкую картинку. Сейчас я вижу только кое-что вокруг меня, а посередине — ничего. Это уже исправить нельзя.

Самый трудный период пришелся на переходный возраст. Когда тебе 15 лет, тяжело понимать, что ты какой-то странный, плохо видишь, даже прочитать ничего не можешь.

Но что поделать? В конце концов я смирилась, а мои родители всегда вели себя со мной так, как будто я такая как все — и, наверное, это было правильно.

Конечно, болезнь внесла в мою жизнь ряд ограничений. Я не могу читать книги, я не могу водить машину, мне трудно понять, какой автобус подъехал — я делаю фотографию телефоном и потом приближаю и пытаюсь рассмотреть. Со временем приспосабливаешься быть максимально независимой от других.

Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript

Сегодня в ТОПе