11 сентября 2001 года в Нью-Йорке глазами очевидца

Источник фото: zakon.kz

Нью-Йорк. Раннее утро. В два небоскреба-близнеца Всемирного торгового центра ни с того, ни с сего врезаются поочередно два угнанных самолета. После удара южная башня обрушилась в 9:59 местного времени, спустя час после того, как в нее врезался самолет. А северная башня обрушилась в 10:28. Кроме того, после пожаров в 17:20 обрушилась еще одна башня Всемирного торгового центра.

Страх поселился в сердцах американцев и жителей всего мира. Одним из людей, кто был в Нью-Йорке в день теракта 11 сентября 2001 года и попал на место происшествия практически сразу, оказался наш соотечественник Шарип Алниязов. Корреспондент zakon.kz вспомнил вместе с ним о событиях 19-летней давности.

Шарип Алниязов оказался в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года совершенно случайно. В те годы он учился в университете в Пенсильвании. За пару дней до даты, вошедшей в историю, профессор Кришна Даякар пригласил казахстанца присоединиться к его группе студентов и выехать в Нью-Йорк. Здесь жил его знакомый Айбек из Кыргызстана, поэтому одиноким себя Шарип вряд ли чувствовал бы.

Вечером 9 и весь день 10 сентября Алниязов гулял по Нью-Йорку в компании в Айбеком, аналогичные планы у молодых людей были и на 11 сентября.

Мы договорившись встретиться вновь утром 11 сентября в даунтауне. Айбек вызвался показать мне главные достопримечательности. В предвкушении завтрашней прогулки я уснул, а наутро проснулся от воя сирен. Когда я посмотрел в окно, моему взору предстало невероятное количество карет реанимации, полицейских и пожарных машин, с сиренами проносящихся в сторону даунтауна. Я вспомнил, что Айбек должен ждать меня в 9 часов возле Эмпайр Стэйт Билдинг. Наскоро приняв душ, я выбежал на улицу и направился в метро. Станция была совсем рядом, но она оказалась закрыта. Вход в подземку был перевязан полицейской лентой. Я вернулся в холл гостиницы, чтобы попросить карту города, так как двигаться предстояло на автобусах и пешком, - сказал Шарип Алниязов.
 

Выбегая из номера несколько минут назад, он и не заметил, что в холле отеля возле телевизора толпились люди. Они что-то бурно обсуждали. Как он понял потом, шла прямая трансляция CNN из района даунтауна. Первой версией инцидента была авиакатастрофа, никто не понимал, что происходит.

Забыв про карту, я вышел на Бродвей и пешком пошел в сторону даунтауна. Сначала, кроме снующих туда и сюда по Бродвею машин специальных служб, никакой паники в городе не ощущалось. Люди, как будто и не знали, что происходит. Вероятно, мой пеший поход занял достаточно много времени, потому что, когда я добрался до Эмпайр Стэйт, события уже разворачивались во всю мощь. Навстречу шли люди. Некоторых несли под руки. В воздухе ощущалось присутствие едкой пыль, кто-то рядом рыдал, - повествует Алниязов.
 

В тот день с Айбеком наш соотечественник не встретился, связаться с ним по телефону не было никакой возможности. К тому времени по CNN уже передавали, что случилась не просто авиакатастрофа, а масштабный теракт.

Только теперь я подумал, что весть об этом событии уже разнеслась по всему миру, и дома, в Алматы, меня, наверное, потеряли. Я даже представить себе не мог, что творилось с моими близкими, которые знали, что я в Нью Йорке. Мой отец, сестра и моя будущая жена сбились с ног, разыскивая меня. Они оборвали все телефоны, в моем университете, и каким-то чудом они нашли меня на следующий день, 12 сентября. Возможно, та невероятная энергетика, с которой близкие пытались пробиться ко мне, заставила заработать Интернет в одной из гостиниц на Бродвее, куда я случайно зашел, чтобы в очередной раз попытаться проверить почту. Случилось маленькое чудо - мне удалось зайти в почту и быстро прочитать последнее, из сотни непрочитанных писем, которые пришли ко мне за прошедшие сутки. Это было письмо от моей невесты. Я лишь успел ответить, что у меня все нормально, как интернет снова пропал. Мистика! – вспоминает Шарип.
 

Следующие дни прошли в поисках путей выезда из Нью Йорка в сторону университета в Пенсильвании. Аэропорт был закрыт, на автобус или поезд попасть оказалось нереально все же, 14 сентября казахстанцу удалось добраться до своего общежития на арендованной машине.

 

По прибытии я сразу кинулся к почте и обнаружил кучу взволнованных сообщений. Где я? Что со мной? Жив ли и здоров? Письма моих американских знакомых меня искренне удивили. Два моих профессора просили сообщить о себе, не нужно ли меня забрать из Нью Йорка на машине, а также, просили сообщить номер моей кредитной карты, чтобы они могли положить туда деньги, если я в затруднительном положении. Мои соседи Кимиясу, Райэн, Уилл и Саманта, мой приятель Мартин и его девушка Джессика также просили отозваться и принять помощь. Я встретился со всеми ними и поблагодарил за сочувствие и готовность оказать помощь. Меня поразила искренняя человечность американцев, готовых помочь едва знакомому иностранцу, выслать денег, приехать на место катастрофы. Короче, по прибытии меня чествовали, как героя с войны, - вспомнил Шарип Алниязов.
 

Он вспоминает, что американцы начали массово сдавать кровь для пострадавших, вывешивали флаги на своих окнах и крылечках, а местные фермеры даже красили лошадей в полоску со звездами. Несмотря на то, что запасы донорской крови в определенный момент стали достаточными, очередь из доноров не прекращалась. Профессор-политолог потом скажет Шарипу, что это был символ, акция единения американской нации, в очередях к блад-драйвам терпеливо стояли и женщины, и мужчины, и чернокожие, и белокожие, и латино, и азиаты разных возрастов, разных конфессий. Это был жест свободы выбора и проявление эмпатии. Именно поэтому станции забора крови продолжали работать, чтобы дать людям возможность почувствовать себя нужными, объединенными и причастными к одному большому делу.

Сразу после теракта началась афганская кампания, и другие очереди выстраивались в американские "военкоматы" – вербовочные пункты добровольцев в морскую пехоту. К Шарипу Алинязову стали приходить студенты со всего кампуса и приносить одежду и игрушки - для отправки детям его страны.

 

До меня быстро дошло, что сработал пресловутый "стан", и они полагали, что я откуда-то, что очень близко к войне, или даже, из самого Афганистана. Я карту купил, на стене повесил, объясняю, что у нас даже границы с Афганистаном общей нет, а они все несут вещи и несут. Я рассказал про это профессору Денису Дэвису, а он неожиданно подал мне идею, пригласить кого-нибудь из журналистов или режиссеров в университет, чтобы те творчески рассказали студентам о Казахстане. У него на кафедре ТВ на такой случай бюджет оказался. А я и с радостью! Через пару недель прилетает в США группа товарищей - кинематографист, призер Чикагского фестиваля, Станислав Чернышев, а с ним моя будущая жена, в качестве ученицы. Уж мы постарались тогда "во славу отечества"! Нам на все десять дней расписали почти круглосуточные выступления, встречи, дискуссии, презентации и демонстрации документальных фильмов о Казахстане. На фоне сентябрьских событий, интерес к гостям из "стана" был просто бешеным. Студенты загодя на лекции записывались. В кинотеатре, где проходило большинство встреч был аншлаг. Студенты выстраивались в длинные очереди, чтобы попасть внутрь и задать свои вопросы, – сказал Шарип Алниязов.
 

 

С момента теракта прошло немало лет, но это событие многое изменило в мировом укладе жизни. В общей сложности в результате погибли 2751 человек, включая 157 пассажиров и членов команды на борту обоих самолетов. Обрушение башен нанесло серьезный урон строениям комплекса ВТЦ, а также окружающим зданиям.

Сначала на месте обрушившихся башен открыли мемориал, который открыли в 2011. Он представляет из себя два зеркальных бассейна, стены которых омывает вода. На внешних стенках бассейнов написаны имена людей, погибших во время террористических атак. Позже Торговый центр начали реконструировать и сейчас там возвеличивается здание Всемирного торгового центра-1 с названием Башня Свободы, который открыли в 2014 году и здание ВТЦ 4, которое открыли в 2013.

Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript

Сегодня в ТОПе