Настораживает спецмогильник для умерших от COVID-19 в Алматы

Источник фото: rus.azattyq-ruhy.kz

Захоронений там в пять раз больше, чем умерших от КВИ по официальной статистике.

Спецмогильник у села Караой, где похоронены уже 60 умерших от коронавируса жителей Алматы (по данным Минздрава РК – 12), по-прежнему открыт любым посетителям и домашним животным. Между тем, согласно данным вирусологов США, новый коронавирус сохраняет активность до трех суток на пластмассовых и металлических поверхностях.

Azattyq Rýhy первым из СМИ опубликовал репортаж с территории спецмогильника.

Мы тогда сообщали, что его территория не огорожена, нет ни одной таблички, предупреждающей об опасности заражения, мирно пасется скот, и через кладбище проезжает транспорт.

Трое суток опасности

Так вот, с тех пор буквально ничего не изменилось в лучшую сторону. Вот только захоронений с 22 мая стало больше ровно вдвое: было 30 могил, сейчас – 60. Из них 27 на условно христианской части кладбища и 33 – на мусульманской. На каждой стороне кладбища видны по две свежевырытые могилы. Так сказать, на перспективу…

Более всего настораживает, что разница между официальной статистикой и реальной выросла уже в пять раз: умерших от COVID-19 по Алматы числится 12, а фактически захороненных – 60. Напомним, здесь хоронят всех, у кого была обнаружена КВИ, даже если причиной смерти признана другая болезнь.

Ну и понятно, что координаты этого места (стараниями некоторых СМИ) уже известны хорошо. И довольно обычная картина: тело еще одного алматинца предают земле сотрудники «погребальной конторы», в костюмах «астронавтов», а тут же рядом у могил ходят родственники ранее захороненных. Причем обычно без масок и прочих защитных средств – контроля-то никакого нет.    

К примеру, в понедельник 15 июня вечером я встретил на кладбище жительницу столицы Диану с двумя детьми. Она рассказала, что как только разрешили передвижение, приехала на могилу своей бабушки Антонины Ивановны, ставшей жертвой вируса в 92 года. По словам Дианы, бабушка умерла 14 мая, и тогда началась целая эпопея с похоронами, в частности, двое суток тело покойной лежало дома.

История довольно неприятная. При этом у всех, кто общался с бабушкой почти месяц дома, среди них две женщины по 70 лет, тесты дали отрицательный результат.

Диана, с трудом нашедшая это кладбище, также недоумевает: «Если это опасно для окружающих, почему все открыто? Ведь сюда ходят люди. А еще опасаюсь за металлические ограды, которые могут украсть вандалы».

Со времени нашей первой публикации много утекло воды в текущей рядом Каскеленке, а соответствующей реакции на наши вопросы и предложения все нет. Хотя бы в виде ограждения кладбища.

Собственно, хочу еще раз повторить вопросы к санитарным службам и акимату Алматы: если умершие от КВИ не опасны уже спустя короткое время, то зачем отвозить их за 50 километров от города, где они лежат в забвении? Почему не хоронить их на отдельно выделенных участках обычных городских кладбищ, которые к тому же охраняются? А если они все же опасны, то где же соответствующие меры защиты – ограждения, предупреждающие знаки и охрана?
И, конечно, это проблема республиканского масштаба, поэтому вопрос к Минздраву РК: по каким правилам должны функционировать подобные спецмогильники по всей стране, чтобы они не стали невольными источниками заражения казахстанцев?

Тем более, что, по прогнозам ВОЗ, осенью ожидается вторая волна КВИ.

Пока же постановлением главного государственного санитарного врача РК от 1 апреля 2020 года № 30-ПГВр определен «Алгоритм захоронения трупов людей, умерших от COVID-19».

В нем, в частности, говорится: «Лица, принимавшие участие в похоронной церемонии и в захоронении, подлежат медицинскому наблюдению в течение срока инкубационного периода (14 дней)». И вот этот пункт на самом деле не соблюдается, как следует из бесед с родственниками умерших.

В постановлении, однако, не сказано о необходимости спецмогильника для умерших от КВИ. В Алматы так решили санврачи города. И главный вопрос: насколько опасны спецзахоронения для его посетителей? Этот вопрос пока недостаточно изучен.

Стоит отметить, что многие вирусы очень живучи. Так, американские вирусологи на основании экспериментальных данных в своей статье в New England Journal of Medicine сообщили, что новый коронавирус сохраняется в виде капель в воздухе в течение трех часов после его выделения при кашле. Но при оседании на картон этот же вирус сохраняет жизнеспособность до 24 часов и до двух-трех дней – на пластмассовых и металлических поверхностях.

То есть вирус может в течение этого времени оставаться на дверных ручках, столах и на других видах поверхностей, пишет BBC.

Отсюда вывод: теоретически, в течение трех суток со дня захоронения умершего от КВИ эта могила и прилегающая к ней местность, предметы, такие как ограда, кресты, потенциально могут быть источниками инфекции. А позже, как известно на данный момент науке, – нет.

Еще раз – проблема как раз в том, что на спецмогильнике под Караоем родственники умерших нередко посещают могилы в день нового захоронения. И никто этот процесс не контролирует. А значит, опасность все-таки существует. Конечно, мы знаем про все предписанные меры предосторожности, но человеческий фактор исключать нельзя. А поскольку на спецмогильнике хоронят практически каждый день – за 24 последних дня – 30 захоронений, то и контролировать порядок там надо ежедневно, пока идет пандемия. 

Павлодарская область – лидер по летальным исходам

Судя по официальным данным за 15 июня, в Казахстане умерли всего 81 человек из около 15 тысяч инфицированных, или 0,54%. А в Алматы и вовсе царит благополучие – из 3 113 инфицированных умерли только 12 – 0,38%. Однако, если принять за основу методику, рекомендованную ВОЗ – считать умершими от КВИ всех, у кого был обнаружен это вирус – в том же Алматы показатель летальности уже будет равен 1,9%. И это больше похоже на правду в контексте мирового опыта.

В целом же по Казахстану (если взять за основу алматинское соотношение реально умерших и по официальной статистике) – 2,7%. Между тем, по данным Минздрава РК, Павлодарская область уверенно вышла в лидеры по летальности – там зарегистрировано 188 больных с КВИ, а умерли – 13, или 6,91%!

Зная не самое худшее состояние здравоохранения в этом городе, у меня закрадывается предательская мысль – а может, все дело в том, что просто в этом регионе врачам местные власти не дают команды «держать хорошие показатели»?

Да, да, я, разумеется, помню, что по всей стране причину смерти определяют комиссионно, по единым, прописанным Минздравом РК нормам.

Но! Эту причину определяют входящие туда медики, инструктированные, вполне вероятно, надлежащим образом. И, к примеру, алматинка Раушан Марасулова по официальной справке считается умершей от почечного некроза, хотя впала в кому после того, как у нее было поражено 75% легких.

Автор: Марк Айсберг

Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript

Сегодня в ТОПе