"Даже лишнюю пироженку не ела": Екатерина Гольцман откровенно рассказала о модельной жизни

Источник фото: Фото : предоставлено Е. Гольцман

Казахстанское модельное агентство Екатерины Гольцман GoltsmanModels процветает уже пятый год. В бизнесе индустрии моды ее детище знает, как говорится, каждая собака. Это агентство - фабрика самых топовых моделей и моделей с незаурядной внешностью.

Модели ее школы знамениты на весь мир. Помимо модных показов девушек и парней школы Екатерины Гольцман приглашают принять участие в разных сферах культуры и шоу-бизнеса.

К примеру, модели участвуют в клипах таких знаменитостей как: Али Окапов, Jah Khalib, а совсем недавно приняли участие в съемке клипа на новый трек группы «Би 2» «Пекло».

Посмотреть эту публикацию в Instagram

#Buzyq soon...

Публикация от Али Окапов (@aliokapov)

- Катя, расскажите, каким был ваш путь к успеху

- Агентство я открыла после того, как сама состоялась как модель, пройдя свой личный опыт. У меня более 40 журналов, есть две обложки, я принимала участие во всех казахстанских показах, каких только можно. Я считаю, что все, чего можно было достичь в моделинге, я достигла, - рассказывает Екатерина в интервью корреспонденту vkurse.kz.

Екатерина Гольцман

Так сложилось, что начинающие модели стремились попасть на обучение именно ко мне. Поэтому и родилась идея открыть свою модельную школу. 

Екатерина Гольцман

После открытия своего агентства ко мне посыпались запросы на моделей. В итоге все сложилось как надо.

- Какая у модели продолжительность трудовой жизни?

- Раньше, до 2012 года, была реально градация возраста. В 23 года модель считалась уже старой.

В модельный бизнес обычно приходят с 13 лет и работают в среднем до 23 лет. Этого времени хватало, чтобы модель могла поработать за рубежом. После 23-х считалось, что ее время вышло.

А последние 3-4 года градация к возрастному цензу изменилась. Например, у модного дома Dolce & Gabbana в предыдущем показе 70 процентов моделей были старше 25 лет. Так что тут зависит от многих факторов. 

Один из них – худощавость. Она стала уходить на второй план, потому что критерии высокой моды стали ближе к своему потребителю. Со временем пошла такая тенденция, что возраст модели перестал иметь какую-либо градацию.

Если модель ухаживает за собой: занимается спортом, следит за состоянием своего здоровья – в таком случае никто не придирается к ее возрасту и не станет ее списывать только потому, что по паспорту ей больше 25 лет. 

- Чем модель может заниматься после того, как востребованность на подиуме падает?

- Моделинг открывает очень много дверей. Многие девушки, которые на моих глазах становились моделями, впоследствии становились теле- и радиоведущими, попадали в  музыкальную среду, становились актрисами и так далее, потому что моделинг тесно переплетается с другими творческими профессиями.

- Почему именно в вашем агентстве преобладающее большинство моделей с необычной внешностью? К вам идут люди с какими-либо особенностями?

- Наверное, я таких людей сама притянула. Потому что мне это всегда нравилось, я это всегда приветствую.

модель агентства GoltsmanModels

Понимаете, стандартная классическая красота скучна, она настолько банальна, что там нечего дальше рассматривать. 

Да – это прекрасно! Но мне очень нравится, когда в человеке есть какая-то изюминка, например, яркие веснушки, щербинка или торчащие уши…


модель агентства GoltsmanModels

И мне очень повезло, что кастинг полностью на мне, и я сама принимаю решение о наборе моделей в сою команду, я прям от этого кайфую.

Конечно, к подбору моделей нужно подходить достаточно серьезно, принятые стандарты никто не отменял. 

- А 90*60*90 уже не в моде?

- Уже не в моде. Уже даже нужно, чтобы бедра были 88 сантиметров!

У каждого есть своя определенная ниша, кто-то, к примеру, высокий, это значит, что эта модель уже классических требований, например, ее рост составляет от 170 сантиметров и выше, значит она должна быть пропорционально правильно сложена, она или он должны быть стройные – это обязательно. Если, к примеру, в человеке есть какая-то креативность, что-то нестандартное, но предположим , что рост ниже отметки 170 сантиметров, то можно сделать исключение. Тем более, что если рассматривать с точки зрения фотомоделей, то тут рост не имеет столь серьезного значения. Ситуации бывают всякие, важен индивидуальный подход.

В моем агентстве трудятся лишь 30 процентов моделей с какими-либо особенностями, а остальная часть моделей с классическим типом внешности, без каких-либо дефектов.

У меня даже в коллективе работают модели – трансгендеры. Правда, я называю таких людей термином - андрогинность.

Есть девочка, которая похожа на мальчика, и парни, которые похожи на девушек. Масса уникумов.

- Помню, как я обучала парня ходить на каблуках - это один из примеров необычного опыта.

Я целиком и полностью обучаю своих ребят сама с первых шагов. Каждую модель я пропускаю в прямом смысле через себя, передаю им все знания, которыми владею, обучаю подиумной походке, пластике тела и фотопозированию. Курс обучения длится три месяца, дважды в неделю.

- Модель должна у своего агента спрашивать разрешение на участие в каком-либо проекте?

- Конечно, иначе, если они это сделают за моей спиной, в таком случае им грозит штраф.

Я, как агент, выстраиваю их репутацию, их имидж, я не первый день в этом бизнесе и понимаю, где участвовать, а где лучше отказать.

Я противник съемок рекламы алкогольной или табачной продукции, я считаю, что это портит карму (смеется).

Конечно, я понимаю их стремление подработать где-то еще, потому что у нас в стране не такие большие гонорары. Как говорится, в этом бизнесе то густо, то пусто. Особый спрос на моделей во всем мире - это сезон весна-осень.

Я не имею права запрещать им подрабатывать где-то еще, но я имею право заботиться об их репутации.

Я им говорю: «Вы сниметесь в какой-нибудь рекламе алкоголя, а потом и мой труд, и ваш, который вы накопили, он просто в одну секунду окажется подмоченным.

Когда модель востребована и ее всюду приглашают, ее имя на слуху, это говорит о многом. 

Успехи моих подопечных, это, прежде всего, показатель моего личного роста. В такие моменты у меня внутри гордость зашкаливает. В этом и есть смысл моей работы. Сделать так, чтобы человек, который пришел ко мне, в итоге попал в историю -  это круто!

- Какими критериями, помимо внешних данных, вы руководствуетесь при отборе моделей?

- О, это очень важно. Одно дело, ты можешь быть от природы красивым, но безалаберным, безответственным, не пунктуальным.

У нас такая работа, если модель опоздала на модное дефиле даже на пять минут, то ее моментально меняют.

 Я всегда им говорю: «Если у вас нет этой жилки, характера – вовремя подойти, то в принципе в этом бизнесе вам делать нечего!». Этот бизнес – это огромная конкуренция. 

- Говорят, все модели «тупые», считаете ли вы так или можете разбить этот миф и стереотип? 

- Конечно, это грубый стереотип. 

Умная модель – молчаливая модель. Потому что во время показа, съемок, чем больше модель молчит, тем комфортнее с ней работать.

Я не могу сказать, что в моем агентстве есть необразованные люди. Очень многие работают, почти больше половины студентов, все развиваются. К примеру, у меня работает модель, которая владеет четырьмя языками.

- Модельный бизнес в Казахстане – это прибыльное дело?

- По-разному бывает. В нашей стране очень часто обесценивают труд моделей. А выглядит это так: «У меня есть красивая сестренка, вот я ее сейчас отсниму, зачем мне модели платить?»

- Топ-модель - какая она?

- Хороший вопрос. Топовость появляется тогда, когда модель становится узнаваемой, когда она мелькает в модных журналах, про подиумы я вообще молчу. Одним словом, эта модель на слуху.

Сначала модель работает на свое имя, а потом имя работает на нее – вот тут и рождается топовость.

- Много из числа тех, кто «ловит звезду»?

- О, да! Это вообще поголовно. Поэтому я в приоритет ставлю тех моделей, которые работают у меня по договору.

Все заказы идут через меня.

Принцип нашей работы я объясняю им просто: «Можно просто встречаться с парнем, а можно выйти за него замуж!». Вот так и здесь: те модели, которые работают по контракту, те выходят за меня замуж (смеется).

- Лично вы как относитесь к тому, когда модель либо в откровенном наряде, либо вообще ничем не прикрывает свою наготу? Как, например, это делает в последнее время модель Динагуль Тасова? Приемлемо ли это для вашего агентства? Это оплачивается в двойном размере?

- Да, гонорар за съемки в нижнем белье гораздо больше.

А что касается моделей, которые позируют в откровенном наряде, это тоже момент уверенности. Кстати, вот так можно определить, насколько человек уверен в себе.

Я считаю, что мы все красивые, все мы люди, у всех есть свое тело. Я тоже не понимаю двойные стандарты: «Ходит девушка в купальнике по пляжу – это нормально, а снялась для рекламы нижнего белья - это позор и уят?!»

-Разумеется, я не заставляю что-то делать, а если модель не против, к примеру, обнажиться, то без проблем. 

Выйти в таком виде на подиум - это смелость. Мода – это свобода. 

-Моделинг предполагает жертву ради признания? 

- На своем личном опыте я могу сказать, что я ничем не жертвовала, но кроме того, что лишнюю пироженку не ела.

- Кстати, вы контролируете рацион ваших подопечных?

- Конечно! При мне они никогда не едят быстрые углеводы. Я не разрешаю им. Обычно я говорю так: «Если вы не хотите яблоко, значит, вы не хотите есть».

Я их мотивирую правильно питаться. А иначе зачем они идут сюда, если здесь есть определенные требования и они о них знают заблаговременно.

Автор: Анастасия Беньяминова

Если вы видите данное сообщение, значит возникли проблемы с работой системы комментариев. Возможно у вас отключен JavaScript

Сегодня в ТОПе